Рожаете за границе — забудьте про премии: маму восьми детей лишают звания матери-героини. Теперь только суд сможет доказать ее родство с детьми

Мама восьми детей после родов за границей не может получить звание матери-героини.

Врачи предрекали Анне бездетность, но восемь детей напрочь перечеркнули старый диагноз.

Доказывать родство с собственными дочками и сыновьями ей придется через суд.

Анне Медалиной-Котеле из Ровно – всего 32 года, но в этом возрасте она уже многодетная мать.

Вместе с мужем Василем воспитывают восьмерых детей! Старшей дочке Лизе – 12 лет, младшей – чуть больше года.

Чтобы поощрить подвиг таких женщин, в Украине награждают денежной премией, присваивают звание матери-героини.

Для того, чтобы попасть в список почетных матерей, нужно родить и воспитать минимум пятерых детей – младшему на момент подачи документов должно исполниться восемь лет.

Премия не то чтобы большая, но и не маленькая, в этом году она составила 17 тысяч гривен. Как бонус — +20% к пенсии.

О своем праве на получение звания матери-героини и денежной премии Анна до поры до времени не думала. Растила, лечила, воспитывала детей, водила на музыку и кикбоксинг.

Когда-нибудь в будущем, после получения статуса, планировала на эту премию купить фотоаппарат, потом – ноутбук детям. Но очень много средств и сил уходило на лечение шестилетнего Франциска.

У мальчика расстройство аутичного спектра, есть свои особенности восприятия, а еще он не говорит. Лишь несколько слов.

Денег требовалось все больше и Анна решила: пришла пора собирать документы.

— В лечении есть прогресс, значит, его нужно продолжать. Один курс на несколько недель во Львове нам обходился в 16 тысяч гривен.

В Киеве указали цифру в 200 тысяч гривен в год, — рассказала «КП» в Украине» Анна Медалина-Котеля. – Также небольшие проблемы есть у одной из дочек – ей нужно заниматься со специалистами.

Если бы не это, наверное, тянула бы и дальше с получением звания… Но когда принесла документы, оказалось, что мне еще нужно доказать родственные связи со своими детьми.

В Ровно беременную не брали на учет.

Проблема в том, что, по словам Ани, в свидетельстве о рождении ее двойняшек (4-го и 5-го ребенка) указана ее девичья фамилия.

Женщина рожала в Польше, по тамошним законам вписывают родовую фамилию матери и родовую фамилию отца. У детей, естественно, фамилия отца.

Несмотря на то, что в документах также указан отец и есть свидетельство о том, что они состоят в браке, а в паспорте у женщины стоит двойная фамилия Медалина-Котеля, этого не достаточно.

— Представьте себе – через суд доказывать родственные связи с собственными детьми!

Не у меня одной такая проблема – и другие женщины, например, моя подруга, тоже рожали в Польше, и им у нас не присвоят звание матери-героини, — говорит Анна. — А когда я согласилась идти в суд, оказалось, что без адвоката никак.

Это еще, минимум, пять тысяч гривен.

Едва ли многодетные мамы могут себе позволить так разбрасываться средствами ради одноразовой премии.

Да и процесс может затянуться на годы – за это время все собранные справки, на которые угроблены силы и время, устареют, их выдают только на полгода.

— Меня спрашивают: «А зачем вы ездили рожать в Польшу»? – у многодетной мамы прорывается нервный смешок. – Так меня здесь даже на учет ставить не хотели!

И обещали тройные похороны – меня и моих двойняшек, которыми я была беременна. А единственное, говорили врачи, что они могут сделать для моих детей – это дать им умереть по-человечески, в кроватке, а не сразу выбросить под стол.

Это была четвертая беременность Анны – после двух сложных кесаревых сечений. Врачи рекомендовали, даже настаивали на аборте.

Никаких шансов, никаких «а вдруг все будет хорошо? а если постараемся или хотя бы попробуем?». Хочешь сама жить – детей на свалку биологических отходов.

— В больнице в Ровно нас даже не хотели брать на учет. Сказали, вариант только один – аборт.

Чего я только не выслушала – что я их не доношу даже до 28 недель, потому что после моего сложного предыдущего кесарева иначе не будет, что матка просто лопнет, что спасут, если спасут, только меня, а детей и стараться не будут.

А если кто-то из двойни выживет – будет калекой, слепым и глухим. Шансов, что выживут оба, не давал никто. Мы посылали результаты анализов в Германию, США, Польшу – никто не дал надежды, что дети будут здоровыми, — отмечает Анна.

Тем не менее, семья приняла решение рожать. Незадолго до того, как Аня узнала о беременности, у нее диагностировали онкологию – и это было еще одной причиной таких ответов врачей.

— В Варшаве, куда я поехала в больницу, сказали то же – сама не выношу, максимум дети будут весить по полтора килограмма, а, чтобы потом их выходить, нужно 200 тысяч долларов, — продолжает многодетная мама.

Но в Польше не советовали аборт – там это запрещено. И Анна решила рожать там, но в другой клинике — подешевле. В те дни глава семьи потерял работу – даже на дорогу денег не было, помогли друзья.

— Пока мы добирались в Люблин в больницу, друзья искали спонсоров – на кесарево нужно было восемь с половиной тысяч долларов.

В палате со мной лежала женщина, которая шла на третье кесарево, — говорит Анна. – Из операционной она не вернулась – умерла. Когда везли меня, я четко понимала, что тоже не вернусь.

И я просто рыдала от счастья, когда открыла глаза и услышала «Pani urodziła dwie zdrowe córki» (Пани родила две здоровые дочки. – Авт.).

Девочек назвали Виктория и Феликса – в переводе «Победа» и «Счастливая». С ними все в порядке – вскоре им исполнится 9 лет.

Пока на реабилитацию брату помогает заработать 12-летняя Елизавета – девочка делает детские заколки и обручи для волос, их продают на ярмарках.

— На первый курс этого хватило, а на второй уже одалживали, — продолжает многодетная мама. – На материалы для первой партии заколок дочка потратила деньги, подаренные ей на день рождения. А потом уже мы немного помогали с закупкой.

Именно Франциск положил начало семейному увлечению музыкой – все дети вслед за ним пошли в музыкальную школу.

Сегодня у Ани и Василия – свой домашний ансамбль, малыши играют на скрипках, блок-флейтах, ударных, фортепиано, виолончели.

Мальчик увлекся скрипкой в четыре года и начал играть сам – учителю стоило больших трудов переучить его правильно держать скрипку и смычок. Сегодня он с братьями и сестрами уже ставит концерты, они занимаются спортом.

Кстати, когда-то, еще до замужества, врачи уверяли Анну – детей у нее никогда не будет.

Причиной стало то, что после удаления аппендицита медики забыли внутри нитки, несколько лет девочка жила с постоянным воспалительным процессом, вдобавок диагностировали пупочную грыжу.

Как и в дальнейшем, как показывает судьба этой женщины, врачи ошибались…

Кстати, уже нашелся и адвокат, готовый бесплатно помочь Анне отстоять свою правоту в суде.

Share

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *